photonoid (photonoid) wrote,
photonoid
photonoid

Category:

Пантеон. Часть III. Технологии разрушения.

Ceremony.jpg
Поисковики хоронят найденных солдат. Последнее прощание, одна рука каждого лежит на свежем могильном холме, тягостная минута молчания. Так следопыты возвращают частицу своего тепла тем, кто много лет назад отдал за нас свои жизни. Не знаю, кто и когда придумал этот обряд. Каждый раз, когда мы с товарищами опускаемся на колени перед свежей могилой наших солдат, меня пробирает до самых костей нечто, чему трудно найти рациональное объяснение.

Вернемся на поля информационной войны, однако. Взглянем на «разоблачение» подвига Николая Гастелло, которому досталось одному из первых, чтобы оценить технологию разрушителей Пантеона. У Гастелло «разоблачителей» как грязи, цитировать их слишком много чести, поэтому, кратко, факты, которые, как говорится, хрен оспоришь.


26 июня 1941 года, капитан Николай Францевич Гастелло, командир второй эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка, повёл звено, состоящее из двух самолётов ДБ-3ф, на бомбежку механизированной колонны немцев, продвигавшихся по дороге Молодечно-Радошкевичи(Белоруссия).

Из вылета ни самолёт Гастелло, ни кто-либо из членов его экипажа не вернулся. Эпизод его гибели зафиксирован свидетельскими показаниями командира и штурмана второго бомбардировщика звена, вернувшегося на свой аэродром с этого задания.

По их словам, после нанесения бомбового удара по заправляющимся танкам противника, бомбардировщики стали отходить от цели, обстреливая её огнём бортовых пулемётов.

В этот момент в самолёт Гастелло попал зенитный снаряд, машину охватило пламя. Лётчик развёрнул самолёт и направил его в скопление танков противника. Раздался взрыв огромной силы. Пламя охватило сгрудившиеся танки.

Свидетелями эпизода стали: командир второго бомбардировщика старший лейтенант Фёдор Воробьёв и его штурман лейтенант Анатолий Рыбас.

В этот день, в этом же районе 207 ДБАП потерял ещё один ДБ-3ф. Его пилотировал командир третьей эскадрильи капитан Александр Спиридонович Маслов. Свидетелей падения самолёта среди летчиков полка не было. Экипаж записали «пропавшим без вести».

Согласно существующему в армии порядку, на совершивших подвиг капитана Н.Ф. Гастелло и членов его экипажа, командир полка и его комиссар подали наградные документы.

Вышестоящие инстанции документы утвердили. Гастелло было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его подвиг был широко освещен пропагандой. Имя Николая Гастелло стало практически синонимом огненного тарана и символом самопожертвования. Он одним из первых вошёл в пантеон героев той войны.

Вот, вкратце, и все существенные факты военного времени. Дальше история послевоенная, она сводится к следующему.

После войны жители местных деревень рассказали, что 26 июня 1941 года они наблюдали падение бомбардировщика, он упал в двухстах метрах от дороги Молодечно-Радошкевичи. Ночью крестьяне извлекли экипаж из обломков и похоронили его, завернув в собственные парашюты.

В 1951-м году, к первому юбилею годовщине огненного тарана, экипаж Гастелло решили торжественно перезахоронить. Была проведена эксгумация этой лесной могилы, а в ней удалось опознать тела комэска-3 207-го ДБАП капитана Николая Маслова и его бортстрелка Григория Реутова.

Дальше начинаются «разоблачения». В СССР они были засекречены, как и подробная история «Красной звезды и 28-ми панфиловцев» и по тем же соображениям. В конце 80-х наступила «Glasnost» и пошло-поехало.

В чём собственно, заключаются «разоблачения»?

«Гастелло не совершал приписываемого ему огненного тарана». Это основная сенсация. Дальше разоблачители резвятся уже в меру своей «смелости». Кто-то договорился до того, что покойник Гастелло присвоил себе подвиг другого погибшего экипажа, чтобы получить звание Героя. Кто-то до того, что огненного тарана вообще не было, да и вообще таковых не бывало. Самый «смелый» договорился до того, что Гастелло спрыгнул с парашютом и сдался в плен немцам.

Все эти гипотезы «базируются» на одном единственном подтвержденном послевоенном факте – эксгумации лесной могилы.

Сенсационные выводы разоблачителей на этом факте базироваться не могут, и вот почему.

От горящего бомбардировщика, врезавшегося в землю остается очень немного. Набор болтов, гаек, непонятных искореженных железяк и горелых оплавленных кусков алюминия, разбросанных в радиусе десятков и сотен метров.

В зависимости от плотности грунта, на глубину от нескольких, до десятка метров уходят под землю моторы, увлекая за собой элементы шасси, моторных рам и капотов. Остальное остается на поверхности и выгорает, пока есть чему.

Никаких останков экипажа, которые можно будет голыми руками извлечь из остатков самолёта и похоронить завернув в собственные парашюты, да ещё в состоянии, в котором их легко смогут опознать через десять лет, не будет. Будут отдельные обгорелые части тел, разбросанные по местности.
DB-3f.jpg
ДБ-3Ф, он же дальний бомбардировщик Ил-4. Стихией этой машины были большие высоты и ночь, а не штурмовки автоколонн с высоты 400 метров.

Есть, конечно, самолёты, которые «дают» другую картину, врезавшись в землю – это одномоторные самолёты и особенно штурмовики Ил-2. У них вслед за мотором уходит в землю и кабина с экипажем. У Ил-2 в землю глубоко уходит весь бронекорпус, внутри которого размещены мотор и кабина. Тело пилота, в этом случае, сохраняется хорошо, не считая головы, которую сносит ударом о прицел.

Но, капитан Гастелло пилотировал двухмоторный дальний бомбардировщик ДБ-3Ф, имеющий классическую компоновку. При его ударе о землю его штурманская кабина встречается с землей первой, да ещё и самой слабой, остекленной частью и разлетается вдребезги. Дальше, на пути разрушения, тоже ничего прочного нет.

А теперь представьте, что этот самолёт не просто врезался, а врезался в группу топливозаправщиков, заправляющих танки. Вы себе представляете состояние обломков самолёта и останков экипажа, после того, как всё выгорит?  Следовательно, самолёт, экипаж которого похоронили местные, огненного тарана не совершал, а был сбит и упал или совершил аварийную посадку.

Вполне естественно, что это не бомбардировщик Николая Францевича Гастелло. От самолёта капитана Гастелло и его экипажа просто практически ничего не осталось, да никто и не искал, кстати. 
Местные, лазавшие ночью по болоту, близко к дороге подходить боялись, по ней шли немцы.

Вот собственно и всё. Это самая простая и логичная версия событий. Но это неудобно для разоблачителей, поэтому они занимаются словесной эквилибристикой, пытаясь «навести тень на плетень».

В софизме этот приём называется «Расширение тезиса», он заставляет вас доказывать не тот факт, который вы хотите доказать, а его «расширенную» оппонентом трактовку.

В данном случае, тезис «Гастелло совершил огненный таран, как свидетельствует экипаж ведомого самолёта» подменяется на «Гастелло совершил огненный таран и похоронен с экипажем в той самой могиле».

А чтобы запутать нас окончательно ещё умножаются сущности. Приплетаются другие самолёты и их экипажи, послевоенные свидетельства очевидцев, белорусских крестьян, которые соображают в бомбардировщиках ещё меньше чем ГлавПУр, «отсутствующие» немецкие документы и т.п..

В общий котёл кидают и незадачливого отставника, который эту историю заварил, несчастных пропагандистов, которые влипли с этой могилой, в которой оказались «не те», по их замполитскому соображению, лётчики.  Если всю эту кашу галиматью разобрать, сухой остаток будет один – враньё.

Но самое интересное, что разоблачители нас всё равно переиграли, если не сказать грубее. Обидно звучит? Поясню свою мысль.

Бомбардировщик ДБ-3Ф это высотная, всепогодная, крупная  и довольно тихоходная машина Дальней Авиации. Современным языком говоря, это стратегический бомбардировщик. ДБ-3Ф был «штучной» и очень дорогой машиной. ДБ-3Ф, наряду с ПЕ-8, нанесли первые удары по Берлину в августе 1941-года.

Их экипажи готовились годами, обучаясь длительным слепым полётам в облаках, ночью, в экстремальных погодных условиях.

Итак, эти самолёты, среди бела дня, на малой высоте, бомбят немецкую колонну на шоссе. Ходят настолько низко, что атакуют колонну и из бортового стрелкового оружия – пулеметов ШКАС калибра 7,62 мм.

Даже у японских камикадзе была возможность совершенно «легально» вернуться из вылета, хотя не многие об этом знают. Если атака, по оценке пилота, была нецелесообразна, «священный ветер» мог вернуться на свою базу, и никто его бы за это не осудил.

Наши стратеги, уходя в подобные боевые вылеты, получали недвусмысленный приказ «стоять насмерть». Больше никого, кто способен был хотя бы приостановить танковый рывок немцев, у командования в распоряжении не было. Время для подхода резервов и создания новой линии обороны нужно было выиграть любой ценой.

Драгоценные стратегические бомбардировщики и их элитные экипажи и стали этой ценой. Лётчики Дальней Авиации нашли в себе достаточно мужества, чтобы исполнять такие приказы. Шансов на возвращение у них практически не было.

Немецким зенитчикам промахнуться по огромным самолётам, медленно кружившимся на малой высоте, было очень сложно. После первой паники, расчёты быстро пристреливались, и стратеги падали с неба один за другим.

Настоящий кровавый пир был и у немецких истребителей. Ни о каком истребительном прикрытии и речи не было. Воздушные корабли, занимающиеся штурмовкой наземных целей, были абсолютно уязвимы для ударов перехватчиков противника, их защитники, бортовые стрелки, «работали» по земле…

Только 26 июня, в день гибели Гастелло, наша Дальняя Авиация потеряла 43 самолёта. 207-й ДБАП, как и многие другие дальнебомбардировочные полки быстро сгорел в этих боях, потеряв почти все воздушные корабли и их экипажи. В августе он был расформирован. Фёдор Воробьев, свидетель гибели Гастелло, не вернется из боевого вылета в феврале 1942-го.
207 DBAP.jpg
Экипажи 207-го ДБАП, в центре старший лейтенант Воробьев, свидетель гибели Гастелло.

Все экипажи этих бомбардировщиков были героями, готовыми на самопожертвование и многие его совершили. Огненный таран это лишь самый драматический его способ.

Каждый, погибший в этих штурмовках, экипаж дальнего бомбардировщика достоин звания Героев посмертно, а выжившие и продолжившие воевать (таких единицы) и тем более.

Но что нас заставили обсуждать «разоблачители»? Правильно, тезис о том, что Николай Гастелло герой, только если он совершил огненный таран. Если не совершил, то он не герой, а так, пустой идол советской пропаганды.

Этот приём в софизме называется «Ложная дилемма». Мы попались.

Искренне не хочется пересказывать вам омерзительную бредятину, созданную «разоблачителями», но боевые приёмы врага в гибридной войне нам надо изучать. В следующий раз, уже совсем коротко разберем ещё пару характерных надругательств над Пантеоном и «соответствующие» технологии. Дальше перейдём к контрмерам.

Использовано фото отсюда: http://waralbum.ru/193247/

и отсюда: http://www.forumavia.ru/


Продолжение: http://photonoid.livejournal.com/32366.html

Начало было здесь: http://photonoid.livejournal.com/31668.html

С неизменным уважением,

Ваш Photonoid
Tags: 1941, 1942, 1943, 1944, 2015, Великая отечественная война, великая отечественная война, военная история, война, журналисты, идеология, история, пропаганда
Subscribe
promo photonoid october 21, 2015 17:13 6
Buy for 10 tokens
Здесь будут жить хокку следопытов о поисковых удачах и неудачах. Размещайте, пожалуйста, свои творения в комментарии, а я регулярно буду перемещать их в сам пост. На размер стиха особо не обращайте внимания, это важно лишь на японском, да и то классиками жанра регулярно нарушалось. Главное, в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments