photonoid (photonoid) wrote,
photonoid
photonoid

Categories:

Азбука Военной Археологии. Часть 3. Кэп оценивает местность.

Common-10.jpg
                                 А З Б У К А   В О Е Н Н О Й    А Р Х Е О Л О Г И И

    Перед погружением в тему, хочу поведать вам одну историю. Хотите - верьте, хотите – нет...

Мои приятели поисковики, на одной из встреч с ветеранами, познакомились с геройским дедом. Тот прошел всю войну в боевых частях, начинал в кавалерии, да ещё и вырвался из окружения в местах, хорошо знакомых моим приятелям по поиску. Парни договорились с дедом на совместное посещение мест боевой славы.

В один из погожих деньков, прихватив ветерана, парни отправились в лес. Ветеран,  пружинисто, как юноша, «прогуливаюсь» по лесу, посматривал то в одну, то в другую сторону и непрерывно комментировал увиденное:
- Тут у нас стояла полевая кухня,  тут нас обстреляла артиллерия, отсюда мы пошли в атаку, тут нас прижали немцы… и так далее.

Лес там совершенно глухой и заброшенный, дикий можно сказать,  густо заросший подлеском и заваленный буреломом. Парни не знали, что и думать. Вы представляете, как всё изменилось за полвека с лишним?  Там ведь раньше были населенные пункты и дороги, а сейчас полная глухомань.

Война в тех местах был лютая и долгая, уничтожила деревни, даже труб не осталось, деревья порубила и землю перепахала. А солдат в этом лесу всего несколько недель воевал.

В общем, шли следопыты за дедом, слушали его и думали, «во заливает, старый». Тут дед немного приостановился, постоял на месте, словно прислушался к чему-то, и сказал: - А вот тут я шашечку свою припрятал, когда в прорыв уходили.

Подошёл к толстенной ели, засунул руку в дупло и вытащил оттуда… свою шашку. Вот тут-то у парней челюсти и отвалились.

            Итак, начнем разговор о специальных поисковых навыках. За них в «нашей» поисковой команде отвечает Кэп, но как мы уже  говорили, это может быть и другой человек. Поверьте, Кэпу хватает и административной работы ;)

Предположим, выезд состоялся и вы, правдами или неправдами добрались до места, где собираетесь вести поиск. Теперь вам предстоит на месте оценить перспективы поиска, выбрать технологию поиска и определить способ совместных действий вашей поисковой команды.

Оценке перспектив поиска на местности мы и посветим сегодняшний разговор.

Исходить мы будем из того, что мы ищем «войну», а она везде оставила свои специфические следы. Прочая человеческая деятельность на местности следы тоже оставила. Важно уметь отличить одно от другого. При этом, разная местность имеет свои особенности.

Поиск в полях

Поля, которые вообще не обрабатывались после войны, можно встретить только в местах совсем диких и заброшенных, например, в самой глубине прорыва 2-й Ударной Армии в окрестностях Любани (30 километров от ближайшей проезжей дороги). Поля эти уже изрядно зарастают лесом, но на таких «нетронутых» полях воронки и окопы «читаются» как на ладони.

На большинстве прочих боевых полей, даже в таких местах кровавых сражений, как Синявинские высоты, после войны колхозы выращивали урожай, ну или пытались (последние подрывы механизаторов на своей сельхозтехнике там случались в конце восьмидесятых годов).
Синявино.jpg
Синявинские высоты. Мемориальный знак на месте уничтоженной деревни Синявино, в народе именуемый «Железным деревом». На заднем плане заброшенный коровник колхоза «Молодцово». Колхоз, вместе с одноименным населенным пунктом был сооружен на главной синявинской высоте после войны. Более неподходящее место, для  жизни людей и ведения сельского хозяйства, трудно было найти.

Остальные поля, где в войну происходили сильные бои, после войны не обрабатывались, но были запаханы или распаханы, как кому нравится, общеупотребительного термина нет. Для чего это делалось, мнения расходятся.


Кто-то говорит, что для сокрытия потерь, чтобы кости павших воинов не валялись под ногами и неудобных вопросов не возникало. Другие считают, что запахивали, чтобы мальчишки не собирали оружие и боеприпасы по окопам. Третьи говорят, что «запашка» делалась для того, чтобы скот на выпасе не падал в ямы и не ломал себе ноги.  Скорее всего, правы все.

Как бы то ни было, на боевых полях мы имеем дело либо с запашкой, либо вообще с последствиями многолетнего земледелия. Причём, с земледелием не стоит обманываться, сейчас много заброшенных полей, которые десятки лет ежегодно обрабатывались после войны.

Если поле только запахано, то под запашкой несложно «читаются» провалы, оставшиеся на месте старых воронок, блиндажей и окопов. Достаточно просто внимательно посмотреть, походив по полю. Не надо спешить копать. Для начала определитесь, где.

Оптимальное время для таких осмотров, это поздняя осень, когда трава уже завяла или весна, после таяния снега, но ещё до новой «зеленки». Если трава уже выросла, обязательно обращайте внимание на травяные «аномалии». Места старых ям обязательно отмечают изменения растительности, на более обильную, или наоборот. Часто, трава, покрывающая рельефную «аномалию» отличается по цвету от такой же, растущей рядом.

Часто на краях ям одна «порода» травы сменяет другую. Особая растительность также произрастает на местах, где были жилые дома, их сады и огороды.  Там растёт лебеда, кусты смородины, одичавшие плодовые деревца.

Осматривая «запашку» нужно помнить, что помимо «боевых» ям она скрывает и вполне невинные, например дренажные канавы, их сгоряча можно принять за окопы или ходы сообщения.

Как мы уже говорили, поля, на которых после войны много лет собирали урожай, «читаются» гораздо хуже – по ним много лет ходила тяжелая техника, разравнивая грунт и утрамбовывая старые ямы.

Зачастую, на таком поле поможет только приборный поиск, «слепой» поиск со щупом или точная топографическая привязка по карте или аэрофотоснимку. Есть ещё причины, по которым лучше избегать поля «глубокой обработки».

Это пагубное воздействие на военные раритеты минеральных удобрений, лемехов плугов, тяжелых тракторов, обрушивших накаты блиндажей, в свою очередь, раздавившие  находки.

Ещё одной изрядной «пакостью» полей, которые много лет обрабатывались, является действующая мелиоративная система, состоящая из системы подземных, наполненных водой труб, проходящих на полутораметровой глубине. Они сами и засыпанные канавы, в которых они проложены, часто являются настоящим проклятием военных археологов.

В общем, на полях «запашка» много предпочтительней бывшей картофельной или турнепсной плантации.

Поиск на болотах

«Болотная» специфика визуального поиска состоит в том, что на болотах почти не встречается военных заглубленных сооружений. Почти, потому, что холодной зимой фортификации копали и в болотах, – края ям быстро замерзали и вода в них практически не поступала.

Помимо нечастых зимних блиндажей, в болотах встречаются  остатки так называемых «насыпных» окопов. Сейчас они читаются на местности, как невысокие двойные, а реже одинарные земляные насыпи, идущие, как правило, вдоль бывшей линии фронта.

В относительно «сухих» болотах встречаются «полунасыпные» окопы и огневые точки. Сейчас это неглубокие окопы и ямы, «нарощенные» спереди и сзади земляной подсыпкой.

Если на болоте ни блиндажей, не окопов не попадается, «боевое» болото от «небоевого» можно отличить по наличию воронок. Они хорошо читаются даже в очень мокром болоте, как контуры круглой и правильной овальной формы, накладывающиеся на края обычных болотных ям.

В болоте также чаще других мест сохраняются остатки проволочных заграждений.  «Колючка», натянутая в несколько рядов вдоль линии фронта, практически всегда верный признак близости оборонительной позиции, за ней расположенной.
Как правило, расстояние между «колючкой» и оборонительной позицией, которую та прикрывала, не превышает 50 метров.

Поиск в лесах

В лесу, чтобы верно оценить перспективы поиска, внимательно смотреть и думать придется больше, чем на поле или на болоте, но и информации для размышлений и выводов лес нам предоставляет гораздо больше.

Начнем с деревьев. Со времен войны минуло 70 лет и за это время деревья выросли очень сильно. В тех местах, где условия обеспечивают деревьям нормальный рост, сосны и березы, бывшие в войну шишками и сережками, достигли уже высоты восьмиэтажных домов и сорокасантиметровой толщины.

В «вымороченных» местах, например в болотистых подтопляемых паводками лесах, на окраинах болот, и ещё кое-где, где плохая почва, сосны, к примеру, растут медленно и таких размеров со времен войны ещё не достигли. Но они тоже выглядят взрослыми и старыми, достигая высоты метров в 7-8.

Если вы оказались в «молодом лесу», где на сухой почве растут примерно одного размера деревья, высотой до 10 метров, будьте уверены, в войну их тут не было. Тут был либо луг, либо вырубка, причём, не факт, что в войну, а не позже. Такой «молодой» лес также часто сопровождается запашкой. То есть «боевое» место сначала запахали, а потом оно заросло лесом или было специально им засажено.

Во всех перечисленных местах можно повстречать настоящие деревья-ветераны. С них можно «считать» максимум информации. В «нормальных» условиях такое дерево имеет сейчас толщину в обхват и более и высоту в три десятка метров и более.

Есть породы деревьев, более склонных к росту в «ширь», а не в высоту, дуб, к примеру. Такое дерево сейчас будет ещё массивнее. «Болотные» по-настоящему старые, столетние деревья сейчас выглядят как декорации к фильму про Бабу Ягу, увидите – не ошибетесь.

В местах интенсивных боевых действий лес был практически полностью сметен артиллерийским огнем. Редкие деревья, которым удалось выжить тогда, до сих пор несут следы боевых повреждений. Это искривленные стволы, ветви и новые кроны, выросшие вместо отрубленных осколками и глубокие шрамы оставленные попаданиями.
Лес.jpg
Типичная картина боевого леса. Так выглядел лес Тайпале после Зимней войны.

На древних деревьях, бывших крупными уже тогда, можно встретить остатки проволочных  заграждений, наблюдательных пунктов и старых линий связи. В общем, внимательно рассматривайте деревья-ветераны, не ленитесь задрать голову вверх и увидите много интересного.
Елка.jpg
Кронштейн немецкой стационарной линия связи на мёртвой двухсотлетней ели.
Линия.jpg
Продолжение немецкой стационарной линии связи. Этой березе лет 120,
береза, стоящая левее от неё, лет на 10 моложе. Эти деревья помнят войну.

Линия ещё 1.jpg
Продолжение немецкой стационарной линии связи.
Толщина сосны больше обхвата рук взрослого человека.

Линия ещё 2.jpg
Хорошо видно, как кронштейн врос в сосну.
Колючка.jpg
Немецкое проволочное заграждение на сосне, которое лет 150.
Трос.jpg
Эта древняя сосна растёт на месте, где стоял парк немецкой техники. За каким-то резоном «фошысты» дерево обвязали тросом.

С точки зрения «чтения» боевого рельефа лес имеет пару особенностей, пожалуй. Неглубокие воронки и другие боевые ямки в лесу менее заметны. Деревья, вырастая, сдвигают верхние слои почвы, заравнивая их, к тому же, мелкие ямки хорошо «маскируются»  лесным мусором – хворостом и опавшей листвой. Запашка, напротив, в лесу почему-то «читается» лучше. Возможно, её борозды просто «не вписываются» в геометрию леса. Различные крупные боевые ямы в лесу «читаются» очень отчётливо.

Неплохо в лесу также просматриваются старые дороги. Какое бы «покрытие» они не имели, деревья на них выросли гораздо позже,  чем по соседству. Поэтому четко направленная узкая полоска молодого леса среди старого – это, наверняка, старая дорога или просека.
7.jpg
За плечами автора - старая дорога.

Неприятные исключения из правил

Мы можем встретить совершенно «боевое» по рельефу место, перерытое вдоль и поперек окопами, блиндажами и капонирами. Или изрытое воронками. Или и то и другое сразу. При этом, эти многообещающие места будут совершенно «пусты» и кроме осколков и бесполезного мусора ничего «содержать» не будут.

Почему такое случается? Войска, перемещаясь с места на место, особенно в прифронтовой зоне, постоянно строили себе фортификационные сооружения и располагались основательно, вне зависимости от того, идут в этом месте бои или нет. Потом они уходили оттуда, увозя с собой всё, кроме мусора.

Помимо основной полосы обороны, строились тыловые, отсечные и прочие. Часто, кроме первой оборонительной полосы, остальные «не воевали». За следы боев также легко можно принять и послевоенное «творчество» войск, проводивших учения.

Как правило, если вы попали в подобный район, то это ошибка ориентирования. Вместо боевого района, вы попали слегка не туда, например, в близлежащие тылы.

Что касается воронок. Они, вроде бы, «железно» отмечают место боев. Но это не так. Удары артиллерии и налёты авиации далеко не всегда приходились по позициям противника, занятым войсками. Удары попадали и по оставленным позициям, да и просто «в чисто поле». Войска, проводившие учения во время и после войны тоже проводили боевые стрельбы.

Приятные исключения из правил

Теперь исключение обратного рода. Бывает, что военными археологическими трофеями оказываются богаты места, внешне вообще не «боевые». Там нет ни воронок, не окопов, ни блиндажей,  а находок полно.
Пусто.jpg
Раскопки на «пустом месте», боевого рельефа - ноль, ни вороночки, ни окопчика.
А подо мхом - вот так. Первая находка сделана случайно, во время длинного перехода по лесу к нужному месту, кто-то из нас случайно включил металлодетектор.


Такие места встречаются там, где войска драпали, бросая всё подряд. Также, подобное бывает в местах, где шли интенсивные бои, но с применением легкого оружия, особенно зимой. Ведь при определенных обстоятельствах, зимой, ни от гранаты, не от минометной мины, вплоть до калибра 82 мм, включительно, не остается воронки.

Раскопки в подобных «незаметных» местах начинаются либо со случайной находки, сделанной на поверхности, или со свободного  приборного поиска, либо с виртуозно чёткого выхода в нужный район, по результатом архивных исследований. Чаще всего, всё-таки, Фортуна улыбается случайной «верховой» находкой, так что держите глаза широко открытыми.

Итоги

Подведем итоги. Добравшись до запланированного места поиска, внимательно осмотрите его и проанализируйте увиденное. Тогда вы очень многое сможете  понять ещё до того, как приступите к поиску. 

Иногда, такое понимание приводит к решению немедленно сняться и сменить район поисков. Бывает, это понимание в корне изменяет ваши первоначальные планы и заставляет использовать совершенно другую технологию поиска.

В любом случае, вдумчивое использование глаз и мозгов сделает вашу поисковую команду гораздо более эффективной. Грубо, +50 к находкам и -50 к пустым тратам времени. После получения некоторого личного опыта, это будет уже 55 и так далее…

Военный археолог, не эльф и 90-м уровнем не ограничен ;)

В следующий раз мы подробно поговорим о том, как следы войны сейчас выглядят на местности.

Использованы фотографии финского архива "SA-Kuva"

С неизменным уважением,

Ваш Photonoid

Начало было здесь:http://photonoid.livejournal.com/24397.html

Продолжение следует: http://photonoid.livejournal.com/30106.html
Tags: 1941, 1942, 1943, 1944, Блокада, Великая отечественная война, Ленинград, битва за Ленинград, блокада, блокада Ленинграда, быль, великая отечественная война, война, искусство, исторический очерк, история, находки, поиск, поисковый отряд, синявино, синявинские высоты, снаряжение, современность, технология поиска
Subscribe
promo photonoid october 21, 2015 17:13 6
Buy for 10 tokens
Здесь будут жить хокку следопытов о поисковых удачах и неудачах. Размещайте, пожалуйста, свои творения в комментарии, а я регулярно буду перемещать их в сам пост. На размер стиха особо не обращайте внимания, это важно лишь на японском, да и то классиками жанра регулярно нарушалось. Главное, в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments