March 18th, 2015

ЖЖ как инструмент идеологии?

Agit
Инструменты пропаганды меняются, лишь она сама, похоже, вечна.

Я совсем недолго в ЖЖ, а опыт, как известно, сын ошибок трудных. Короче, в "друзьях" у меня оказались несколько человек, генерирующих
весьма раздражающий и нетопичный для моего ЖЖ контент. В моей ленте друзей он смотрелся как жесткая порнуха внутри руководства пользователя, к примеру. А ещё, я нашёл несколько живых журналов людей, с которыми я знаком по жизни или по другим электронным СМИ и которые довольно активны в ЖЖ.

В общем, сделал "ревизию" списка друзей - новые вошли, старые, вышеупомянутые - вышли. Специльно к этому не стремился, но получилось, что в целом, с точки зрения их "социального статуса" и актуальности журналов, обмен вышел эквивалентным. При этом, параметры моего собственного ЖЖ (посещаемость) и моя собственная "производительность" - не изменились.

[Spoiler (click to open)]


В ночь после изменений списка друзей ЖЖ понизил мне "социальный статус". Похоже, "мы все у Мюллера под колпаком" (С).
Природа "колпака" такова. ЖЖ поощряет участников, которые читают топ-блоггеров. И "наказывает" участников, которые этого не делают.
В свою очередь, читая преимущественно топ-блоггеров, невольно перенимаешь их манеру письма и тематику. Таким образом, выстраивается
пирамида влияния. Достаточно контролировать топ-блоггеров, что можно делать тоже очень ненавязчиво (повышая социальный статус нужных и понижая у ненужных) и прививать нужную идеологию всему ЖЖ. Просто, элегантно, демократично.

PS Мне глубоко наплевать, но проделано изящно...

Использована фотография из архива "SA-Kuva"

С неизменным уважением,

                                    Ваш Photonoid
promo photonoid october 21, 2015 17:13 7
Buy for 10 tokens
Здесь будут жить хокку следопытов о поисковых удачах и неудачах. Размещайте, пожалуйста, свои творения в комментарии, а я регулярно буду перемещать их в сам пост. На размер стиха особо не обращайте внимания, это важно лишь на японском, да и то классиками жанра регулярно нарушалось. Главное, в…

"Запад-90" Последние учения Империи глазами лейтенанта (I)

Проскочил тут в ленте друзей пост с упоминанием учений «Запад-81», http://imperia-mir.livejournal.com/78946.html, а мне припомнилось моё участие в самом последнем «Западе» - учениях «Запад-90», а ведь это была лебединая песня ВС СССР, Организации Варшавского Договора... Друзья убедительно попросили поведать.
Со времени тех событий минуло 25 лет, и хоть я и не старенький ишо, но кой-какие детали хотелось бы уточнить, чтобы не врать понапрасну. Набрал в Яндексе: Учения «Запад-90». А в ответ – тишина. Только несколько строк, написанных бывшим лейтехой-десантом про те поры. Ну, что же, придется внести свою лепту и мне. Погнали.



[Spoiler (click to open)]
Часть первая.

Аккурат в 90-м году я закончил одно из высших военных училищ связи Союза (ныне не существует) и получил распределение «с трамплином», в штаб Белорусского Военного Округа, в город Минск. (Эти и кое-какие другие детали я вам поведаю для того, чтобы было понятнее всё, что произойдет далее.) Ситуация в Вооруженных Силах на тот момент складывалась аховая, служить желания не было, армия на глазах катилась в пропасть. Поэтому, я очень много умничал на мандатной комиссии (это такая военная процедура распределения лейтенантов-выпускников на должности) и даже, я бы сказал, выдрючивался.

Генерал-майор, главный кадровик округа, в конце концов, стал красный, как рак и заорал на меня:
- А ты, лейтенантишко, загремишь у меня командиром взвода связи в самый сраный мотострелковый батальон округа и сгниешь там!!!
Я, воспользовавшись паузой, деликатно заметил:
- Товарищ генерал-майор, согласно приказу Министра Обороны номер 0.., назначение выпускников военных училищ на должности, должно происходить в соответствие с их ВУС (военно-учетной специальностью)…
Закончить мне понятно не дали, благо это фразу я произносил уже не первый раз. Я думаю, пара десятков лейтенантов связистов разных специализаций, приехавших со всего Союза, хорошо запомнили эту сцену, они уже давились, чтобы не ржать в голос.
В конце-концов, мы остались с генералом в зале вдвоем. Он перестал орать, приобрел нормальные цвета и сказал мне:
- Раз ты такой умный, поедешь в распоряжение штаба 5-й Гвардейской танковой Армии, там тебя танкисты будут перевоспитывать.

Так я и стал почти гвардейцем танкистом-бобруйцем. В Бобруйске, в штабе армии, разобравшись, что я за птица, меня назначили на должность инженера отдельного батальона связи в армейском полку связи. Полк связи был кадрированным (сокращенного состава, разворачивавшийся в полноценный при мобилизации), в нашем батальоне, к примеру, было всего 50 человек вместо 300. Поэтому, на учениях мы выполняли роль не батальона связи, а всего лишь взвода, зато интересного, - взвода связи ППУ (передового пункта управления армии). В роли одного из офицеров этого импровизированного взвода связи я и принял участие в учениях «Запад-90», дело было в начале сентября, если не ошибаюсь.


Прелюдия

Согласно плану учений, наш полк (или часть его подразделений – не помню уже) совершал марш на один из танковых полигонов под Минском. Карту за время учений я видел один раз, да и то издали, посему, где конкретно всё происходило – просто не знаю.
Марш наш «взвод» совершал в составе:
- нештатная КШМ(командно-штабная машина) комбата КШМ-ка представляла из себя списанный, но оставленный  "в боевом строю" кунг на базе ЗИЛ-131, и тащила ещё нештатный прицеп, набитый кабелем, шанцевым  инструментом и прочим полезным скарбом;
- ГАЗ-66 КШМ Р-142;
- ЗИЛ-131 станция радиорелейной  связи Р-409;
- ЗИЛ-131 каналообразующая  и ЗАС машина, П-240, что ли;
- «Челленджер» - Урал 4320, электропитающая станция с двумя мощными дизель-генераторами. Название она получила от воинов срочной службы, за свою уже интересную на тот момент биографию. В качестве кибиток две аппаратных с «живыми моторами» тащили пассажирские прицепы-кунги, позаимствованные из «постороннего комплекса», имевшегося в батальоне. Таким образом, наш «караван» получился не большим, но и не маленьким – 5 вездеходов и три двухосных прицепа.

Станциями и аппаратными командовали опытные прапора, среди операторов были «сверчки» - сверхсрочники, остальные «аппаратчики» были связисты почти гвардейцы третьего периода службы.  Офицерский корпус представляли мы с комбатом, и один из командиров рот. Распределение ролей было такое – комбат стратегическое руководство взводом, комроты надзор за прапорами по части связи, я, как, человек с непонятным для связистов ВУС-ом, был брошен на быт и комендантскую службу. То есть был чем-то средним между зампотылом и замом по строевой нашего комбата-комвзвода. Одним словом, команда была профессиональная, укомплектованная и готовилась исполнить свой долг с величайшей честью.


Запомнилась одна сцена, которая произошла сразу по завешении марша на полигон. Машины нашего полка вошли в лес и рассредоточились в выжидательном районе, оттуда часть из них (мы, например), должны были пойти на безлесную часть полигона, а кто-то на лесные поляны – разворачивать узлы связи. Мы шли почти в голове колонны, поэтому остановились недалеко от УАЗика командира нашего полка, который шёл в колонне вторым, после «Чайки» - КШМ на базе БТР-60.

Через некоторое время к УАЗику командира подрулил УАЗ-ик какого-то подполковника из штаба армии. Они на нас особого внимания не обращали, мне стало скучно, и я перебрался поближе, чтобы слышать разговор высокого командования.
- Слышь, полковник (штабное начальство обращается к нашему комполка),  а не жирно ли тебе на новом УАЗ-ике ездить? Смотри на каком рыдване приходится командующему перемещаться…
Подполковник (вероятно, адъютант командарма) указал перстом на УАЗ-ик, на котором прибыл. УАЗ-ик и вправду был не очень – какой-то помятенький и не очень одноцветный. Наш комполка только открыл рот, чтобы ответить, как неподалёку раздался рёв и характерный вой автомобиля, несущегося на задней передаче.
Из маленького тупичка лесной дороги, скрытого в кустах, на скорости под 40, наверное, вылетела «водовозка» - ГАЗ-66 c цистерной. Не меняя траектории движения, болид врезался в капот УАЗика командарма, подмял его под себя и загнал в ближайшие кусты. Там кавалькада благополучно заглохла.
После «минуты молчания» наш комполка разразился громкими и изобретательными матами, на которые он был весьма горазд.
Реакция штабного начальства была сдержанно-злорадной. Командарм, совершенно неожиданно, таки заполучил УАЗик нашего комполка. Наш комполка, в воспитательных целях уже не мог отнять ни у кого УАЗ-ик – штаты полка не позволяли. Поэтому, с этого момента перемещался на «пятнтистом», да ещё и с рихтованным бампером и капотом. Мне запомнилась ещё фраза комполка, сказанная тогда: «Если Вы долб..бы ещё до учений машину командующего протаранили на.., что же дальше будет?» Меня этот вопрос не встревожил, - таран совершил воин-узбек, имевший минимальный «налёт» и до учений, трудившийся хлеборезом в полковой столовой. Он был «мобилизован» в связи с нехваткой водителей, и совершил таран не сумев «поймать» рычаг КПП ГАЗ 66-го, чтобы выключить передачу (она и вправду, расположена «не очень удачно» - за спиной водителя). Выжать сцепление, почти гвардейцу, тоже навыка не хватило, зато газ жал, до победного конца. Но, как я уже говорил, в моём «взводе» была команда профессионалов и я неудач не боялся. Надежды юношей питают (С) …

Букофф многа, а я один – продолжу в следующий раз… http://photonoid.livejournal.com/11811.html

С уважением,

                       Ваш Photonoid